Главная \ Путь к успеху \ Интервью с Лидией Александровной Суховаровой, руководительницей ансамбля аккордеонисток "Тутти", лауреата Международной Музыкальной Премии ЕАЭС "BELBRAND AWARD" 2016 года.

Путь к успеху

« Назад

Интервью с Лидией Александровной Суховаровой, руководительницей ансамбля аккордеонисток "Тутти", лауреата Международной Музыкальной Премии ЕАЭС "BELBRAND AWARD" 2016 года.  03.06.2017 00:27

Как вы пришли к тому, чем занимаетесь? Ведь редко кто, например, в детстве думает «хочу стать руководительницей ансамбля аккордеонистов!».

Я могу рассказать, что для меня аккордеон. Дело в том что, мой папа после войны был отправлен в Германию, и оттуда, естественно, все что-то привозили, когда возвращались. Над моим папой все смеялись – он привез детскую коляску, хотя он еще даже не был женат, он привез маленький ковер, и аккордеон. Тогда люди везли серебро, сервизы какие-то необыкновенные, а вот он детскую коляску – то есть он мечтал о детях, и аккордеон. И он мне потом всегда говорил – я очень хочу, чтобы ты научилась играть на аккордеоне «как немочки». И пока я росла, я знала, что стоит этот чемодан, и если его открыть, и поднять бархатную ткань, то там будет необыкновенный этот инструмент. И я всегда говорила: «Папа! Ну, когда же мне будет уже можно играть на этом аккордеоне?» Пошли в музыкальную школу – там сказали, что только с десяти лет. И я все спрашивала: «Ну, когда же мне уже будет десять лет, чтобы я могла на нем играть?» Он был очень красивый этот первый мой аккордеон.  Это была для меня какая-то волшебная вещь, на которую можно было только открыть и посмотреть, даже достать ее нельзя было! Поэтому мечта играть на аккордеоне у меня была с самого детства.

Я помню, научили меня играть гамму и «Ивушку», и я говорила: «Папа! Мама! Садитесь, я вам буду играть». И они садились и слушали концерт из гаммы и «Ивушки»! И я их просто доставала своими просьбами, чтобы они меня слушали, потому что очень мне нравилось играть!

Единственное, так сложилась моя судьба, что я всегда училась не у аккордеонистов. Первая моя учительница, Нина Леонидовна Левандовская, была хоровик. Потом папу перевели в Бобруйск, я училась у домриста, который научился играть на аккордеоне, Варфоломеева Бориса Васильевича. Потом я поступила в Могилевское музыкальное училище, там у меня был преподаватель Мысл Александр Георгиевич, он тоже был домрист, который научился в партизанском отряде играть на аккордеоне. И в консерватории я училась у Солопова, умнейший человек, великолепный баянист, но по образованию хоровик.

И у меня всегда была мечта, по-настоящему узнать, как играть на этом инструменте. И когда я на одной из конференций увидела Кравцова Николая Александровича, сейчас это профессор Санкт-Петербургского Университета культуры, мой очень большой друг, я стала мечтать попасть к нему, учиться у него. (Николай Александрович Кравцов  принимал непосредственное участие в создании первого отечественного выборного аккордеона "Ленинград" в 1974 году.) Тогда от университета можно было поехать на месяц куда-то учиться, и когда я подрастила немножко своих детей, я первым делом сразу же поехала в Питер. И там я уже этого Кравцова достала. Я сидела на всех его уроках с утра до вечера, на методике и на специальности. И именно там, в Питере я услышала его ансамбль. Он со своими девочками аккордеонистками играли вальс Евгения Дога. (Вальс Е. Дога из кинофильма "Мой ласковый и нежный зверь".) Это было так эффектно! Он, стоя, симпатичный мужчина на итальянском аккордеоне, и его девчонки рядом с ним. У меня до сих пор это перед глазами. Тогда у меня и зародилась мысль, почему бы и мне не попробовать создать ансамбль. Тем более что аккордеон, при всем его совершенстве, это не рояль - здесь у нас ограниченное количество октав. И очень большое количество произведений, которые солисту просто рука не позволяет охватить на аккордеоне, но зато можно великолепно сделать в ансамбле: и тема звучит, и аккомпанемент звучит, и все подголосочки можно выделить. Вот так я начала заниматься этим ансамблевым искусством.

А часто Вам попадаются такие студенты, у которых вы видите такую же любовь к инструменту и инициативу  и стремление к знаниям, которые были у вас во время вашей учебы, когда вы ездили специально к педагогу?

И это еще в первый раз я поехала к Кравцову на месяц, потом мне показалось этого мало, и я еще два раза ездила по два месяца. Я оставляла маленьких детей, мне, конечно, очень повезло, что муж у меня надежный. Но такая жажда была у меня учиться.

тут аф

И когда все сам так копишь, копишь, естественно, когда начинаешь отдавать это студентам – даже самый равнодушный постепенно загорается. И мне ребята так в шутку говорят: «Лидия Михайловна, Вы нам испортили жизнь. Потому что мы не можем, мы точно также горим на работе, как и вы». Даже мои заочники. Сколько ансамблей создают! И дети у них играют стоя (средний вес аккордеона примерно 8-10 кг), ученики это само собой, так и собственные дети! У меня занимался замечательный парень, Павел Жилинский, сейчас его сына я везде вижу на всех конкурсах, он маленький, а играет программу чуть ли не моих студентов. То есть этот вирус «Тутти», он очень распространяется, и не оставляет равнодушными ребят. И этот кабинет, в котором мы находимся, он превращается постепенно в, я не знаю, дом это для них, лаборатория, их отсюда вообще очень трудно выгнать, мне кажется, они сидели бы тут днем и ночью. А когда уже они этим заболели – они по-другому не могут. Вот плакат 30-летия «Тутти»: среди участников лауреаты республиканского конкурса эстрадный ансамбль «Карусель» школы искусств №9 города Минска, руководитель Анна Сауль, это одна из моих первых участниц «Тутти»!

То есть многие ваши выпускники остаются в профессии, развивают  и продолжают ваше дело?

Да, конечно. Самое интересное, что выпускники нашего университета, и в частности ансамбля «Тутти», имеют гораздо больше навыков, чем имели мы в свое время или чем выпускники консерватории.  Они получают не только навыки сольных исполнителей, но также сталкиваются с инструментовкой, организацией коллектива, и это все дает очень важный «старт» для своей профессиональной деятельности. Сейчас наши студенты умеют все, они могут сделать великолепные инструментовки, благодаря, конечно, и отличным педагогам, которые ведут этот предмет. И я веду инструментовку, готовлю студентов для своего ансамбля, чтобы уже целенаправленно заниматься однотембровыми партитурами.

тут1

А сколько человек прошло через ваш ансамбль за эти годы?

Судя по тому, сколько их вышло на 30-летие на сцену – очень много. Если приблизительно подсчитать, не считая тех людей, которые по каким-либо причинам менялись в процессе, это минимум около сорока человек. Так ведь у меня еще были ансамбли «Акварель», «Фортуна», и это тоже такие же увлеченные люди, стремящиеся чего-то достигать, можно сказать, фанатики в какой-то мере. Поэтому конечно, без ложной скромности скажу, что этот аккордеон и аккордеон в ансамбле – это вся моя жизнь. Потому что до меня здесь этого не было, я первая это сделала, я довела это до достаточно высокого уровня, и я надеюсь, пока будет существовать мой ансамбль, и пока я буду нужна университету – я буду этим заниматься. Хотя конечно, сейчас этот энтузиазм сложнее встретить, и не хватает условий у университета, чтобы этот энтузиазм поддерживать. И многое ансамбли перестают существовать. Сменяется педагогический состав постепенно. Вот, говорят «незаменимых людей нет». Это неправда.

А как вам удается совмещать лидерские качества руководителя и эмоциональность музыканта? И трудно ли руководить такого рода коллективом?

Руководить студенческим ансамблем довольно сложно. Каждый студент – это уже достаточно сформировавшаяся личность, и для того, чтобы он с уважением относился, во-первых, к критике. Многое ребята поступают, будучи в своих училищах лучшими, а здесь им приходится узнавать, что у них что-то может не получаться. И я всем говорю: «Вы должны думать не о себе. Я хочу, чтобы ансамбль был лучшим, а не один человек. Ради ансамбля ты должен вытерпеть все, что говорю я, то, что говорят тебе старшие, прислушиваться и делать». И постепенно ребята привыкают, и понимают, что ансамбль не состоит из солистов, и что иногда нужно свою партию играть тихо, а не выпячивать её, как бы тебе не хотелось показать себя, если это нужно для ансамбля.  

И, наверное, каждый новый набор студентов несет вам новые характеры, новые педагогические ситуации?

Да, никогда не знаешь, чего ждать. Но за 30 лет у меня было только пару раз, когда ребята не понимали друг друга. Тогда конечно чуть ли не разваливается коллектив. Очень важен эмоциональный климат в ансамбле. Но обычно сразу видны люди, которые любят музыку, которые ценят, понимают, что мы делаем. И я их, конечно, всегда стараюсь привлечь и задержать в коллективе. Многие мои девочки уже замужем и с детками, и как только они их немного подрастят, если есть возможность, они хотят назад.

тут 2

У вас уже огромный опыт участия в конкурсах и всевозможных фестивалях. Какую роль они играют для музыкантов?

Я могу сказать, что когда мы только начинали, и еще не было много поездок, мне мои девочки говорили: «Лидия Александровна, можно съездить хоть куда-нибудь? Ну, хоть в Гомель отвезите нас!». Понимаешь, любая поездка мобилизует. И вообще, от ансамбля «Тутти» все его участники ждут именно поездок. Когда ты знаешь, что поедешь перед кем-то играть, у тебя появляется другое настроение при подготовке. Это же совсем другой стимул. Не сравнить с подготовкой к экзамену. Сразу появляются новые силы.

С другой стороны, для музыкантов, профессия которых у нас далеко не всегда высоко оплачивается, это еще и возможность посмотреть мир и побывать в самый разных уголках мира.

И к тому же, у меня сейчас ансамбль стал состоять практически только из девушек, так сложилось. А ведь они любят сцену, это и возможность поиграть в красивых нарядах. И когда видишь восторженные глаза зрителей и слышишь отзывы – это все стимулирует, это все составляет определенный смысл музыканта, артиста, ну и естественно меня как педагога, чтобы я гордилась нашими результатами.

А от успешных выступлений, когда восторженно поднимается зал, получаешь такой заряд положительных эмоций, которых хватает даже не на месяцы, а на годы! Это, наверное, минуты счастья и ансамбля, и, конечно, меня, потому что я понимаю, что я свою жизнь посвятила этому ансамблевому искусству и этому по-своему очень сложному однотембровому инструменту.

А когда мы приезжаем заграницу, такие эффектные красивые девчонки, которые талантливо играют, они вызывают такой ажиотаж, все нас отмечают, и все время мы слышим «вот, белорусочки идут!». Это конечно очень приятно и мы надеемся что впереди нас ждут еще много интересных поездок.

 

Беседовала Протько Надежда